Холманских создал «Тагильский клуб»

	Плакат с Уралвагонзавода // Фото Марии Кузнецовой

Плакат с Уралвагонзавода // Фото Марии Кузнецовой

На первом заседании его участники пытались, но не смогли ответить на вопрос, о чем молчит человек труда

В Нижнем Тагиле прошло первое заседание «Тагильского клуба» — круглый стол под председательством полпреда президента РФ в УрФО Игоря Холманских. На нем искали образ человека труда в российском общественном сознании. Подискутировать на эту тему собрались известные журналисты, политологи и общественные деятели из Москвы и Екатеринбурга.

Образом «человека труда» Игорь Холманских озаботился не только потому, что он возглавляет всероссийское движение «В защиту человека труда». Широкую известность нынешний полпред приобрел, будучи начальником цеха Уралвагонзавода и являясь в ту пору примером, собственно, человека труда. В декабре 2011 года во время прямой линии с президентом страны Владимиром Путиным Холманских выразил желание приехать в Москву и «вместе с мужиками выйти и отстоять свою стабильность».

После этого, уже в новой должности, он вместе с челябинским губернатором Михаилом Юревичем всячески возрождал конкурс ГТО, пока наконец эта инициатива снизу не получила горячую поддержку российского президента. А летом 2012 года Холманских предложил даже возродить звание «Герой труда», что не так давно и сделал Владимир Путин.

Тем не менее в своей нынешней должности у большинства обывателей «Уралвагонполпред» слабо ассоциируется с трудящимся. Среди членов «Тагильского клуба» таковых вообще не обнаружилось. Вследствие этого одно только анонсирование заседания сопровождалось массой едких комментариев и колких замечаний типа «Люди труда стоят за станками и зарабатывают на кусок хлеба, в то время как…» Впрочем, сам полпред объявил встречу знаковым событием для всего УрФО и пообещал сделать такие заседания традиционными.

Назвав Нижний Тагил символом трудовой России и местом зарождения движения «В защиту человека труда», Холманских остановился на проблемах. По его словам, это, в частности, намеренный раскол российского общества, создаваемый так называемым креативным классом, а также навязывание обществу сомнений в его стабильном развитии и «принижение» народного большинства, которому не дают права высказывать свое мнение.

В ходе заседания возник вопрос, к какой категории можно отнести человека труда и в чем вообще заключается суть этого понятия. «Мы никогда не говорили, что человек труда — это только тот, кто работает на заводе», — положил начало дискуссии Игорь Холманских. Известный российский журналист Максим Шевченко предложил взглянуть на эту проблему с точки зрения политической философии. 

– Самое ценное, что есть у человека, — это его жизнь и время, — сказал Шевченко. — Труд в данном случае выступает эквивалентом жизни, когда человек ежедневно в течение сорока лет работает по восемь часов в день за 20–30 тыс. рублей, возвращаясь после трудового дня домой в страшные блочные кварталы. Подобная ситуация в XIX веке, кстати, привела к революции. А «хозяин» получает в тысячи раз больше, при этом порой работая меньше. Почему жизнь и труд одних — тяжелы и ничтожны, а других — важны и приносят огромные доходы?

Отметив, что сегодня самосознание русского человека просыпается после долгого забытья, Максим Шевченко подчеркнул, что стоящий на повестке клуба вопрос актуален для всего человечества. «Мир пришел к такой чудовищной социальной несправедливости, какой не знали ни Древний Вавилон, ни Древний Египет», — заявил журналист.

По мнению публициста и блогера Кирилла Шулики, термин «человек труда» сегодня размыт по сравнению с советским прошлым, когда было четко ясно, кто — рабочий, кто — крестьянин, а кто — научная интеллигенция. «Почему человек труда не получает сегодня должной защиты?» — спросил у участников круглого стола Шулика. И сам же ответил на свой вопрос: «Потому что у нас категорически слабые профсоюзы». В России практически не проводится никаких акций, протестных действий под эгидой профсоюзов, в отличие, например, от западных стран, считает Шулика. Он высказал пожелание, чтобы движение «В защиту человека труда» в каком-то смысле заменило собой ФНПР.

Политолог Тимофей Шевяков заметил, что сегодня утрачен культурный код, который бы определял человека труда. В СССР, напомнил он, был огромный пласт массовой культуры, связанный с этим понятием, — фильмы, книги и т.д. Сейчас ничего подобного нет. «Задача — заново выстроить этот культурный код», — заявил Шевяков.

Политтехнолог Алексей Чадаев обратил внимание собравшихся на парадокс. «Как вышло так, что опорой системы стали те, кому живется хуже, а против нее выступили те, кому лучше?» — задался вопросом Чадаев, вспомнив о протестных митингах в столице. Однозначного ответа на этот вопрос участники круглого стола дать не смогли. Как, впрочем, не смогли они ответить и на главный вопрос заседания: «Кто же все-таки он такой, человек труда?»

Дискуссия будет продолжена на следующем заседании «Тагильского клуба».

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»